КОММЕНТАРИИ

Итак, инаугурация Владимира Зеленского стала его первым шоу на посту президента Украины. Премьера прошла с успехом. Публика беснуется: та ее часть, которая болеет за Украину и верит в Зеленского — от восторга, недоброжелатели, пропагандоны разных мастей и наверняка сам Путин Владимир Владимирович — от бессильной злобы. Можно не сомневаться, что эта злоба президента России еще конвертируется в какую-нибудь гадость. Публика со смаком обсуждает подробности шоу: пешком шел на инаугурацию, общался с народом — простой, как Голобородько, чиновникам порекомендовал не вешать в кабинетах его портреты… «Никогда такого не было!», «Это невероятно!», «Вот это да!» — такова примерно реакция не веривших поначалу своим глазам и ушам зрителей, от восторга на какое-то мгновение прекративших даже поглощать попкорн.

Трагедия малазийского пассажирского «Боинга», сбитого в небе над Донбассом, — незатихающая боль всей российско-украинской эпопеи, и я всегда говорил, что фанатичное отрицание российской стороной вины за это есть не одно только подличанье, а еще и проявление остатков остатков стыда, остатков человечности со стороны лояльных режиму россиян. Они тоже, оказывается, люди и все еще не в состоянии дотумкать до «парадигмы оправданных потерь» и вписать этот «Боинг» в формулу «лес рубят – щепки летят», «чего не сделаешь ради “Русского мира”» и «в Ленинграде больше умирало».

«Невозможно поверить своим глазам!». По-моему, этот возглас лучше всего описывает те чувства, которые, надеюсь, не один я испытывал, наблюдая за процедурой инаугурации нового законно избранного президента Украины: от умопомрачительного прохода вдоль толпы демонстрантов, когда Зеленский то пожимает руки, то делает селфи с какой-то девочкой, то подпрыгивает, чтобы поцеловать соратника ростом много выше его самого. Но и ушам своим невозможно было поверить в тот день! Чего стоит одна только эта реплика из его инаугурационной речи: «Я очень хочу, чтобы в ваших кабинетах не было моих изображений. Потому что президент — не икона, не идол, президент — это не портрет. Повесьте туда фотографии своих детей и перед каждым решением смотрите в глаза им».

Кажется, мои предположения, высказанные сразу после победы Владимира Зеленского во втором туре, о том, что он будет выстраивать свое президентство как большое всеукраинское шоу, начинают сбываться. А как иначе можно расценить намерение избранного президента распустить Верховную раду и назначить досрочные, точнее, очень срочные (от слова «срочно») парламентские выборы? Когда до выборов очередных, срочных (в смысле «в срок»), осталось всего-то пять месяцев? Даже если это намерение конституционное (а судя по всему, нет) — кому это надо?

Я не часто смотрю телевизор, но вот один анонс канала «Звезда» в рубрике «Код доступа» меня заинтересовал. Его стоит привести полностью. «Правительственный борт России № 2 вылетел из аэропорта Внуково в столицу США холодным мартовским утром 1999 года. В самолете — премьер-министр России Евгений Примаков с делегацией. В повестке визита значилось подписать ряд жизненно важных для России контрактов, которые должны принести 15 млрд долларов. Эта баснословная сумма, необходимая для спасения уничтоженной дефолтом экономики РФ, была уже почти в бюджете нашей страны, оставалось лишь поставить подписи…

Когда журналист екатеринбургской газеты «Вечерние ведомости» на Медиафоруме ОНФ в Сочи задал Путину вопрос о противостоянии горожан и властей в связи со строительством церкви на месте сквера, он очень волновался и говорил немного сбивчиво. А тут еще Путин его несколько раз перебивал, сбивая с мысли. «Против чего протестуют?» — делая вид, что не понял, переспросил президент России. — «Против строительства храма на месте сквера», — повторил журналист. «Они безбожники?» — с улыбкой спросил Путин. Эта фирменная улыбка запомнилась всему миру, когда Путин именно с таким выражением на лице ответил на вопрос о том, что случилось с подлодкой «Курск»: «Она утонула».

Ямал в переводе с ненецкого означает «конец земли». Это арктическая тундра, где живут олени, песцы и белые совы. Заходят белые медведи. Людей мало. На полуострове площадью 122 тысячи кв. км (это почти три Московские области) живут 16 тысяч человек. Почти половина из них – кочевники. «Полуостров слабо освоен человеком», – сообщает «Википедия»… А еще на Ямале есть бурная общественная жизнь. Есть неформальный лидер ямальских кочевников (оленеводов и рыбаков) Ейко Сэротэтто. Он – блогер, создал сообщество в соцсетях «Голос тундры», в котором поднимает вопросы сокращения поголовья оленей...

Бандитский бизнес 1990-х гг. сформировал привлекательный образец для бизнеса, осуществляемого сегодня силовиками. А то, что делают силовики, сформировало, в свою очередь, образец для многих государственных чиновников, не принадлежащих к числу сотрудников госбезопасности, полицейских или прокуроров, но имеющих тем не менее неплохие возможности кормиться с бизнеса, попадающего от них в зависимость. Дело в том, что наехать на бизнес можно абсолютно цинично и беззастенчиво, угрожая оружием и расправой, а можно наехать, используя российское законодательство и российские правила игры. По закону чиновникам предоставляется много возможностей для контроля над бизнесом и для вынесения решений, ущемляющих бизнесменов.

Майские каникулы прошли информативно. 5 мая в Шереметьево грохнулся самолет, 9 мая на Садовом кольце мгновенно умер Доренко, и, похоже, окончательно выдохлась Победа. Но, конечно, все затмил самолет. В новостях он «шел» все праздники и будет «идти» еще какое-то время, поскольку ковыряние в ранах — любимое занятие российской общественности. На этот раз рана особенно болезненная. Ведь все, кто летает самолетами и несколько опасается русской организации пассажирско-летного дела, помнят это ощущение, когда под крылом появляется земля, уже различаются хозяйственные постройки и можно наконец расслабиться.

Губернатор Свердловской области Евгений Кувайшев оказался в непростой ситуации. В Екатеринбурге праздник за праздником. Только отметили столетие со дня расстрела царской семьи, а на подходе уже трехсотлетие города, до которого осталось всего ничего – четыре года. И к славному юбилею столицы Урала губернатору кровь из носа надо построить в городе красивый величественный собор. Почему надо, более или менее понятно. Во-первых, так положено, во-вторых, на празднование наверняка приедут высокие гости (а может, и самые высокие), которым важно продемонстрировать что-нибудь большое и сверкающее. 

 (1/75)  Вперед