Санкции

С того момента, как Кремль начал прямое и откровенное вмешательство в кризис на Украине иприступил каннексии Крыма, перед странами Запада встал вопрос о том, каким образом можно помешать этим действиям. Дипломатические средства не работали: не заботясь даже об элементарном правдоподобии своей интерпретации событий, Кремль манипулировал фактами, не проявляя никакой готовности к компромиссам. Санкции стали единственным средством воздействия. Рассматривались несколько вариантов: от символических мер — ареста счетов и собственности отдельных «стрелочников», до широкомасштабных ограничений по примеру санкций против Ирана (арест счетов, принадлежащих госкомпаниям, запрет на возможность использования финансовых институтов Запада). Однако как только в США и Евросоюз всерьез задумались о введении санкций, сразу обозначились серьезные проблемы. Во-первых, в результате неизбежных «ответных мер» России могли серьезно пострадать компании, ведущие бизнес в нашей стране, экономические интересы Запада в целом. Во-вторых, высказывались опасения, что слишком жесткие меры могут лишь ожесточить Кремль, вместо того чтобы вернуть его на путь реализма…


все материалы сюжета
30 ОКТЯБРЯ 2019, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Расхожая фраза «я политикой не интересуюсь» все больше приобретает бессмысленный характер. Поскольку путинская политика – это с каждым днем все больше про деньги. Только что арбитражный суд Москвы взыскал с Навального, ФБК и Соболь 88 миллионов рублей по иску пищевого комбината «Московский школьник», аффилированного с «кремлевским поваром» Пригожиным, за видеоролик, в котором показано, как пригожинская компания травит детей тухлым мясом и консервами с червями. До этого «монетизацией протеста» успешно занимались ресторан «Армения», Московский метрополитен, полиция и другие структуры, взыскивающие с оппозиционеров десятки миллионов за «ущерб» от летних акций протеста...

Прямая речь, 30 ОКТЯБРЯ 2019

Максим Блант: Если брать вообще граждан, то они довольно терпеливы. У них уже было столько поводом для того, чтобы потерять терпение, но это не произошло. Просто теперь будут жить ещё хуже...

В СМИ, 30 ОКТЯБРЯ 2019

BFM.ru: ...не следует считать списание долгов развивающихся стран благотворительностью — сейчас Африка считается главным геополитическим «пирогом», который предстоит разделить...

В блогах, 30 ОКТЯБРЯ 2019

Сергей Чудновский: На месте Путина я бы запретил всем государственным функционерам, ангажированным политикам и СМИ обсуждать тему санкций. Словно бы их нет!

26 СЕНТЯБРЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Страшная новость взбудоражила весь отечественный истеблишмент – целой группе больших российских начальников своевременно не дали въездные визы в США. И теперь «высокая неделя» (на которой запланированы выступления глав различных государств) Генассамблеи ООН пройдет без участия наших выдающихся общественно-политических деятелей. В минувший вторник стало известно, что без вожделенных штампов в паспортах остались восемь сотрудников российского МИДа, а также главы комитетов по международным делам обеих палат Парламента Константин Косачев и Леонид Слуцкий. А в среду случился очередной подлый демарш заокеанских партнеров.

Прямая речь, 26 СЕНТЯБРЯ 2019

Максим Блант: Что касается Рогозина, то я бы его вообще из страны не выпускал до суда после всего, что происходило в последние годы с направлениями, которые он курировал.

В СМИ, 26 СЕНТЯБРЯ 2019

Коммерсант: Сергей Лавров: Найдем, чем ответить. У них тоже бывает интерес, когда они хотят к нам приехать. Но мы уже хорошо изучили мелочность и недобропорядочность этих людей. 

В блогах, 26 СЕНТЯБРЯ 2019

kalinchevse: Спрашивается, зачем американцем нужна Россия? Ответ смотреть выше. Только, чтобы бабло давала на строительство.

У одного из богатейших людей России Виктора Вексельберга (чуть более 11 миллиардов долларов) наступил «тотальный кризис жизни». Об этом он рассказал в интервью The Financial Times. По словам магната, все его нынешние несчастья связаны с тем, что весной прошлого года Минфин США внес его имя в санкционный список. «Люди говорят: у тебя так много бизнеса в России, ты знаменит в России, ты не под европейскими санкциями. Почему ты так переживаешь? Но для меня это тотальный кризис в жизни. Это не про деньги, не про бизнес. Это моя личная ситуация… Для меня весь мир был полон возможностей. А теперь что я могу?» — сетует Вексельберг.

Прямая речь, 4 ИЮНЯ 2019

Максим Блант: Это трагедия не только Вексельберга, а всего поколения. Когда рухнула Берлинская стена, казалось, что дальше будет «мир, дружба, жвачка» и мы станем частью цивилизованного мира.

 (1/21)  Вперед